Демографические последствия пандемии в России имеют макроэкономический масштаб

Интерпретация оперативной экономической статистики

8 февраля 2021 года Росстат опубликовал оперативные данные по естественному движению населения России за январь–декабрь 2020 года. Всего в 2020 году в России умерли 2,125 млн человек, что на 360 тысяч больше, чем было бы в отсутствие пандемии коронавируса1 (0,25% населения; см. рис. 1, левый график). Избыточная смертность в 2020–2021 годах, наряду с временной нетрудоспособностью части населения, а также миграционными ограничениями, — важные факторы, определяющие будущую экономическую активность в стране.

Согласно оценкам АКРА, демографические эффекты пандемии снижают реальный ВВП 2021 года на 0,2–0,9%2, однако они по большей части краткосрочны. В 2021 году демографические эффекты могут быть не очень заметны ввиду наличия более мощных эффектов другой природы. К 2030 году демографический след пандемии снизится до 0,04–0,18% (см. этапы и параметры оценки в табл. 1), но не сойдет на нет и через 15 лет после ее окончания (см. рис. 1, правый график).


1 Оценка численности умерших в сценарии без пандемии произведена с помощью модели смертности, предполагающей линейную динамику коэффициентов смертности в каждой однолетней половозрастной группе населения. Скорость изменения коэффициентов в группах была оценена на основе данных 2015–2019 годов. В большинстве групп коэффициент со временем, как правило, снижается, поэтому ожидаемое число смертей в 2020 году меньше, чем число смертей в 2019–м.
2 Эффектом мы считаем разницу в уровнях реального ВВП, а не разницу в темпах его роста.

Рисунок 1. Избыточная смертность 2020–2021 годов и долгосрочный эффект на численность рабочей силы

Источник: Росстат, расчеты АКРА

Оценка демографических эффектов в 2021 году включает в себя:

o   оценку численности людей трудоспособных возрастов, выпавших из состава рабочей силы в результате смерти, прямо или косвенно связанной с пандемией, к середине 2021 года;

o   оценку среднегодовой численности временно нетрудоспособных людей;

o   оценку численности трудоспособных мигрантов, не приехавших или уехавших в течение 2020 года и первой половины 2021–го.

В краткосрочном периоде демографические эффекты пандемии достаточно велики, но фактически почти незаметны на фоне еще более мощных процессов, таких как введение противопандемийных мер и их последующее смягчение, динамика сделки ОПЕК+ и динамика безработицы (знаки влияния различны).

В долгосрочном периоде оценка демографических эффектов пандемии будет основываться на прогнозе отклонения численности рабочей силы в заданном году от гипотетической численности рабочей силы в сценарии без пандемии. Разница возникает в основном в результате смерти людей в трудоспособных возрастах в 2020–2021 годах (исходим из предположения о том, что в 2022 году и далее избыточная смертность от пандемии окажется близкой к нулю). В отсутствие пандемии многие из них не выбыли бы из состава рабочей силы до наступления пенсионного или даже более высокого возраста. Соответственно, эффект пандемии остается ненулевым как минимум до того момента, когда самый молодой среди умерших людей выпал бы из состава рабочей силы в нормальных условиях. Ввиду отсутствия полных данных о возрастах «избыточно умерших» трудоспособных людей на данный момент мы вынуждены использовать обрывочные сведения, доступные по отдельным регионам. Если считать, что более 85% таковых были в возрасте 45 лет и старше, демографические эффекты пандемии должны в основном сгладиться через 20 лет после ее окончания.

Временное снижение рождаемости в связи с пандемией не было учтено при расчете долгосрочных эффектов, так как по окончании пандемии, вероятно, будет наблюдаться отложенный всплеск.

Таблица 1. Компоненты оценки демографических последствий пандемии для ВВП 2021 и 2030 годов*

 

Элементы оценки

Мин.

Макс.

Примечания

Общая информация

Избыточная смертность за апрель–декабрь 2020 года, млн человек

0,36

0,36

См. рис .1

Избыточная смертность за январь–июнь 2021 года, млн человек

0,10

0,17

Расчет на основе предположений
о динамике числа болеющих в 2021 году

Избыточная смертность за июль–декабрь 2021 года, млн человек

0,00

0,08

Доля избыточно умерших людей, находившихся
в трудоспособных возрастах

25%

45%

Статистика пока недоступна, оценка АКРА основана на выборочных сведениях

Численность рабочей силы в 2019 году, млн человек

75,4

Ожидаемая численность рабочей силы в 2030 году, млн человек (сценарий без пандемии)

77,7

Макропрогноз АКРА от начала 2020 года (учтен эффект пенсионной реформы) 

Эластичность реального ВВП по активной рабочей силе

0,7

1

Параметр модели производственной функции, приведен доверительный интервал его оценки на основе данных
1996–2019 годов

2021

Среднегодовое число временно нетрудоспособных в 2020 году (после начала пандемии), млн человек

0,27

0,40

Оценка АКРА на основе данных о динамике числа активных случаев болезни

Среднегодовое число временно нетрудоспособных в 2021 году, млн человек

0,07

0,28

Предположение о динамике среднего числа болеющих в 2021 году

Нетто-отток мигрантов в трудоспособных возрастах, накопленный за 2020–2021 годы, млн человек

0,00

0,15

Статистика пока недоступна, оценка АКРА основана на выборочных сведениях

Краткосрочно выпавшая в 2021 году доля рабочей силы

0,10%

0,57%

-

Избыточная смертность в трудоспособных возрастах за период с апреля 2020 года по июнь 2021–го, млн человек

0,12

0,24

-

Долгосрочно выпавшая в 2021 году доля рабочей силы

0,16%

0,32%

-

Эффект пандемии на уровень реального ВВП 2021 года, п. п.

0,17

0,89

-

2030

Число избыточно умерших в трудоспособном возрасте
за 2020–2021 годы, млн человек

0,12

0,28

-

Разница в численности рабочей силы в 2030 году (сценарий с пандемией vs. сценарий без пандемии), млн человек

0,05

0,14

Расчет на основе демографической модели
с использованием предположения
о возрасте умерших от пандемии, см. рис. 1

относительная разница

0,06%

0,18%

-

Долгосрочный эффект пандемии на уровень реального ВВП (только численность трудовых ресурсов), п. п.

0,04

0,18

-

* Для большинства индикаторов приведены минимальная и максимальная оценки, так как многие параметры ненаблюдаемы, пока не публиковались или являются прогнозными со значительной степенью неопределенности.
Источник: расчеты АКРА

Теоретически возможны и более длительные макроэкономические последствия, которые не обязательно будут напрямую связаны с демографией. В долгосрочном периоде к чисто демографическим добавятся эффекты, связанные со снижением качества человеческого капитала за время пандемии: вследствие перенаправления ресурсов здравоохранения на борьбу с пандемией в 2020 году предоставление части регулярных услуг было приостановлено, а удаленный режим обучения, на который была переведена система образования, вероятно, был менее эффективным по сравнению с очным. Это и возможные долгосрочные побочные эффекты самой болезни в совокупности будут оказывать давление на производительность труда, однако их влияние на экономическую активность и дополнительные бюджетные расходы еще предстоит оценить.

Подробнее о факторах долгосрочного экономического роста в России см. макроэкономический прогноз АКРА от 19 ноября 2020 года «Структурные и конъюнктурные факторы экономического роста в России».

Вход

Забыли пароль

Регистрация

Восстановление пароля

Восстановление пароля

Termsofuse

Полное использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия правообладателя, АКРА (АО). Частичное использование материалов сайта (не более 30% текста статьи) разрешается только при условии указания гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте www.acra-ratings.ru . Гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала.